pic Created with Sketch.

Конституционные поправки: защита традиционной семьи

21 Сентября — 2020

Модератор:

Рудаков А.Б., ЭИСИ

Участники:

Б.В. Межуев, кандидат философских наук, доцент МГУ

В.И. Лафитский, доктор юридических наук, профессор МГЮА, вице-президент Фонда конституционных реформ

С.Г. Волобуев, философ, публицист, координатор проекта «Гражданский экзамен»

В.В. Тимаков, демограф, депутат Тульской городской думы

Е.А. Гринберг, философ, публицист

С.Д. Баранов, политолог, кандидат социологических наук, эксперт «Изборского клуба»

М.А. Смирнов , философ, публицист, член редколлегии журнала «Свободная мысль»

1.ВОПРОС О СЕМЬЕ КАК ФАКТОР МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ПОЛЕМИКИ

«Тема семьи и семейных ценностей носит знаковый характер. При обсуждении конституционных изменений именно к ней было привлечено особое внимание. Обосновано ли суждение о том, что именно этот фактор является важнейшим маркером цивилизационных различий между Россией и современным евроатлантическим сообществом?», — задал вопрос Александр Рудаков, открывая дискуссию.

Александр Рудаков обратил внимание участников дискуссии на только что вышедшую резолюцию Европарламента по «делу Навального», где, среди прочего, содержится требование об отмене поправок в Конституцию РФ. «Стоит задуматься над тем, что же вызвало такое неприятие поправок в Европарламенте? Рискну предположить, что одним из факторов стали как раз конституционные поправки, которые касаются традиционных семейных ценностей», — отметил модератор дискуссии.

«В истории, связанной с семейными ценностями есть некий оселок цивилизационного размежевания», — отметил кандидат философских наук, доцент МГУ Борис Межуев. Философ полагает, что данное размежевание носит более глубокий характер нежели интересы действующей власти в России или в США и сравнил это со схизмой (расколом церквей) одиннадцатого века.

«Реальной подоплекой схизмы было выделение части христианского сообщества, которым руководил римский первосвященник в качестве особой, маркированной общности со своей сакральной вертикалью. Сейчас в секулярном, светском варианте происходит нечто подобное — выделение западной цивилизации, но только уже с противоположным идеологическим знаком», — пояснил Борис Межуев.

Эксперт уверен, что к цивилизации Запада будут принадлежать только те страны и народы, которые примут семейные новации. При этом, на повестке дня стоит острый конфликт с Россией. «Запад пытается очертить свои цивилизационные границы и политика легализации разных форм отклонений будет маркером», — заключил доцент МГУ.

Борис Межуев предвидит развитие на Западе полиамории, форм сожительства с разными людьми. «Тема многомужества и многоженства будет нарастать. За этим будет скрываться идея отрицания отцовства как института. Уже сейчас на уровне ООН звучат обвинения патриархальной цивилизации в экологических проблемах. Несмотря на то, что в этом году «повестка COVID-19» отодвинула «повестку Греты Тунберг», тем не менее в ближайшее время данные обвинения могут прозвучать с новой силой», — опасается Б. Межуев.

«Для Запада вопрос семьи будет осевым вопросом и через двадцать лет: ты с нами или ты против нас. Это своего рода «шибболет», символический речевой и смысловой пароль в цивилизационной системе распознавания «свой-чужой». До этого, в 1990-е годы таким «шибболетом» было отношение к рынку, к частной собственности. Сегодня на первый план вышла тема семейных ценностей. Мы не сможем быть Западом, если мы это не принимаем», — отметил Борис Межуев.

Демограф, депутат Тульской городской думы Владимир Тимаков согласился с тем, что принятие или непринятие традиционных семейных ценностей является «разграничительной линией между западной и другими цивилизациями». Он рассказал о наблюдаемых с 19 века различиях в демографическом поведении, фиксируемых по так называемой «линии Хайнала», географически фиксируемой по линии Санкт-Петербург — Триест. На эту же линию накладывается сегодня противостояние по вопросам поддержки традиционной семьи, считает В. Тимаков.

«Поправки закрывают лазейки для опеки и повышают статус традиционной семьи, сокращаются возможности изъятия детей из семьи», — подчеркнул С. Баранов. Эксперт убежден, что они эффективно защитят нашу страну от деградации, от своеобразного возврата в «доцивилизационный период», который, по его мнению, наблюдается сейчас в странах западного мира. «Там происходит возврат к практикам, характерным для ранних стадий неолита или даже палеолита, к культу «Великой Богини», описанной Марией Гимбутас. Это социум, в котором не было современных представлений о родительстве и семье, где за воспроизводство детей отвечала вся община», — отметил эксперт.

Философ и публицист Евгения Гринберг, много лет проживающая в Дании, одной из первых в Европе принявшей обсуждаемые в ходе дискуссии нетрадиционные «новации», рассказала о личном опыте восприятия этого явления. «Еще в 2015 году в Дании была разрешена юридическая смена пола на основании заявления. Оборотная сторона этой медали — это вопрос о детях. На Западе участились абсурдные случаи изъятия детей из семей, в том числе у женщин на этапе беременности. Такие проблемы возникают из-за того, что становится все больше семей, которые физиологически не могут иметь детей», — отметила Е. Гринберг.

Эксперт выразила опасения действиями ювенальной юстиции, от которой ряд семей вынуждены бежать в другие страны. «Обычные семьи и дети становятся жертвами махинаций, при этом изъять ребенка из семьи на Западе можно без решения суда, в том числе сразу после рождения на основании того, что мать может не справится с воспитанием. Тенденции становятся все более опасными – всевластие органов опеки оказывается совершенно беспредельным», - сообщила Евгения Гринберг. Она определила подобную политику в отношении института семьи как «ящик Пандоры» и выразила надежду, что Россия не пойдет по этому пути.

Доктор юридических наук, профессор МГЮА Владимир Лафитский призвал избегать ложного посыла о том, что Запад и Восток не могут сойтись вместе. Нет однородной среды, которая нам противостоит. Есть точки соприкосновения, которыми необходимо пользоваться. Одной из таких точек являются Евангелие, Тора, Священный Коран. «В этих священных текстах написано, что брак — это союз мужчины и женщины и ничего другого быть не может», — подчеркнул В. Лафитский.

Он уверен, что семейные ценности не могут быть водоразделом между западной и восточной цивилизациями, так как и на востоке в последние годы были страны, где поколеблены традиционные ценности. «Запад тоже не однороден. Там идет жесточайшая борьба за сохранение традиционных ценностей. Баланс достаточно шаток. Например, в США во многих законах штатов есть положения о том, что брак — это союз мужчины и женщины», — рассказал юрист.

Владимир Лафитский апеллировал к принятым на уровне Совета Европы в 1950-60-е гг. документам и конвенциям, в которых также закреплена традиционная трактовка брака. «Наши дети должны жить в том христианском мире, который создавался нашими предками. Нужно брать пример с Российской империи в решении вопроса межконфессиональных и межнациональных отношений», — считает правовед.

2.КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПОПРАВКИ И ПОТЕНЦИАЛ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Подводя черту под дискуссией о мировоззренческой составляющей про-семейных поправок, Александр Рудаков предложил обсудить практические вопросы о том, как данные изменения повлияют на российское законодательство.

Философ, член редколлегии журнала «Свободная мысль» Михаил Смирнов отметил появление в российской Конституции термина «брак», которого раньше в ней никогда не было, при этом введено определение данного термина. «Парадокс ситуации в том, что мы не имеем определения брака и семьи ни в Семейном кодексе, ни в законодательстве о семье. Органы ЗАГС не оперируют понятием «семейный гражданин», нет даже справки о семейном положении. В отсутствии законодательного определения семьи становится непонятно о защите чего идет речь в Конституции. Мы продолжаем опираться на интуитивное понятие семьи», — подчеркнул публицист.

В целом в законодательстве и в Семейном кодексе нужно продолжать линию на уточнение понятий «пол», «брак», «родительство», «детство», «родство» и по снятию неопределенности, считает М. Смирнов.

Михаил Смирнов положительно оценил появившиеся нормы 114 статьи Конституции о том, что правительство обеспечивает проведение единой социально ориентированной государственной политики, в том числе по поддержке, укреплению и защите семьи и традиционных семейных ценностей. «Теперь ответственность лежит не на неком абстрактом государстве, а на конкретном правительстве. Но что понимается под традиционными семейными ценностями? В обществе распространено множество клише. Предметом спора является вопрос о какой традиции идет речь: о многовековой или о той, которой около ста лет и которая тоже поддерживается нашим законодательством», — поинтересовался эксперт.

Он привел собственный опыт работы со студентами, в том числе случай, когда участники семинара назвали «развод» традиционной семейной ценностью. «Легкодоступность развода, которая существует уже около ста лет воспринимается нынешним молодым поколением как национальная традиция в семейной сфере. Это должно настораживать тех, кто поддерживает конституционные поправки о семье. Наши современники очень по-разному воспринимают ту семью, которую они определяют как высшую ценность. Есть концепции пробного брака, серийного брака, полиамория, брак чайлд-фри, дифференциация довольно большая», — отметил Михаил Смирнов.

Для российской правовой системы стал бы большим достижением сдвиг с идеологии индивидуализма к идеологии фамилизма, полагает философ. «Например, в проекте новой Конституции Японии, который готовит правящая коалиция, есть положение о том, что основой общества является семья. Это опыт, к которому стоит присмотреться», — подчеркнул Михаил Смирнов.

«Блок семейных поправок в обновленной российской Конституции — это один из крупнейших блоков изменений и по своему значению они превосходят остальные. Можно выделить три аспекта. Первый — структурно-демографический, второй — статусно-социальный, поскольку семья — это часть социальной структуры, третий блок — цивилизационный. Все эти три аспекта взаимосвязаны», — отметил в начале своего выступления политолог, эксперт «Изборского клуба» Сергей Баранов.

«В России была очень высокая рождаемость, в девятнадцатом веке это привело к резкому росту населения, что привело к социальной революции начала двадцатого века. В дальнейшем государство всячески старалось ограничивать всплеск роста «лишнего населения», а затем изменился и тип воспроизводства. К населению относились как к неисчерпаемому ресурсу, что создало предпосылки для демографических катастроф. На этом фоне поправки в Конституцию — знак принципиально нового отношения к семейной и демографической теме, декларация их особой значимости и ценности», — пояснил Сергей Баранов структурно-демографический аспект.

Александр Рудаков отметил важность анализа семейных поправок в контексте затронутого участниками дискуссии трансгуманистического тренда и попросил подробнее высказаться об этом вопросе.

«Идет попытка более глубокого слома и падения в доцивилизационный уровень. Наша Конституция, политико-правовое обсуждение идет против этой тенденции. Но все в Конституцию вместить нельзя. Нельзя ожидать, что будут учтены все аспекты защиты семейных ценностей», — уверен философ и публицист Сергей Волобуев.

Философ отметил, что современное государство зиждется на самоорганизации человеческого общества и вне этой самоорганизации существовать не может. Частью этой самоорганизации является нравственный выбор и селекция ценностей, в том числе и селекция принятых форм сожительства. «Без государственной поддержки однополые браки не утвердились бы ни в одном из обществ, которые мы сегодня упоминали», — считает Сергей Волобуев.

Эксперт предложил провести широкую общественную дискуссию по вопросам создания условий для выполнения гражданином своих конституционных и этических обязанностей в семейной сфере. «Очень важно, что государство сегодня поставило традиционный брак в ряд тех ценностей, которые оно защищает, в том числе материнство, отцовство, детство. Теперь уже мяч на стороне общества, нужна широкая общественная дискуссия для обсуждения условий жизни, работы для исполнения гражданином своих обязанностей перед своими близкими», — предложил С. Волобуев.

3.ПОВЕСТКА ТРАДИЦИОННОЙ СЕМЬИ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ТЕМЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ ДИСКУССИИ

В заключение дискуссии Александр Рудаков попросил участников высказаться о перспективах развития обсуждаемой темы в контексте продолжения конституционной реформы и законодательных изменений, а также восприятия семейных ценностей в общественном сознании. «Какие ключевые темы в рамках семейного дискурса будут актуальны в ближайшие пять лет?», — обратился А. Рудаков к приглашенным экспертам.

«Очень важно следить за общественным климатом, а также за изменениями в различных сферах, например, сфере образования», — подчеркнул Борис Межуев.

Он посоветовал присмотреться к тому, как влияет на развитие городской семьи введение дистантного образования. По мнению эксперта, дистантное образование связано с напряжением для семьи, особенно если оно предполагает регулярные включения. Если по прогнозам Тоффлера, которые он высказал в конце 1980-х годов, возникнет феномен офиса дома, то либо люди будут отказываться от рождения детей, либо будет развиваться массовое коттеджное строительство, что маловероятно. «Новые формы работы и цифровой занятости не должны приводить к смешению дома и работы», — считает Борис Межуев.

Важным аспектом является социокультурная пропаганда семьи. Эксперт указал на неблагоприятное для семьи изменение общественного климата, когда на человека с ребенком могут смотреть недоброжелательно как на создающего проблемы для трудового коллектива. «Проблема защиты семьи в России связана с созданием комфортной ситуации для матери и ребенка», — резюмировал Борис Межуев.

Демограф Владимир Тимаков подчеркнул важность осмысления исторического опыта поддержки семьи и родительства. «В 19-м веке крестьянская семья при рождении ребенка не теряла в благосостоянии, а получала шанс его улучшить. Это феномен передельной общины. На ребенка был положен пай как на взрослого. Мы на сегодня не имеем стабильных механизмов поддержки семьи не просто как раздачи ресурсов, а как расширения возможностей», — отметил Владимир Тимаков.

Пенсионная реформа обнажила последствия демографического кризиса – сокращение молодого поколения. Владимир Тимаков предложил учесть в пенсионном реформировании вклад гражданина как родителя при получении пенсионных выплат. «Актуально продолжение пенсионной реформы с точки зрения родительского вклада», — сказал демограф.

Владимир Тимаков призвал сделать тему семьи актуальной для позиционирования России на международной арене. «Пока мы далеки от того, чтобы быть самой комфортной для жизни страной. Однако мы можем показать себя как самая про-семейная страна и использовать это как на рычаг в цивилизационном конкуренции», — заключил В. Тимаков.

«Конституционные поправки необходимо расширять. Необходимо развитие местного самоуправление в контексте помощи семье и ребенку. Нужно восстановить то, что было до революции, семейную собственность и семейное дело», — полагает Владимир Лафитский.

Евгения Гринберг назвала Россию маяком, на который равняются многие здоровые силы западного общества. «Россия может защитить от того беспредела в семейной сфере, который происходит на Западе. Многие рассматривают возможность переезда в Россию», — рассказала эксперт, постоянно проживающая в Дании. Сославшись на личный опыт общения со многими ведущими датскими политиками, она констатировала невозможность даже для консервативно настроенных политических лидеров Дании отстаивать про-семейные ценности ввиду различных ограничений, чаще всего — неформального характера.

Для стимулирования положительных демографических подвижек в обществе Е. Гринберг предложила не «кормить семьи дотациями», а уменьшить налоговую нагрузку.

Михаил Смирнов отметил, что глобальные трансформации и их трансграничность обеспечиваются технологиями. «Конституции призваны быть редукторами и редакторами глобальных изменений. Роль конституции — гуманитарная и антропологическая редукция глобальных трендов», считает публицист.

«Для Запада все логично. Гуманизм переходит в постгуманизм и трансгуманизм. Мы смотрим по-другому на этот вопрос. Нужно подчеркивать потенциал поправок, делать акцент на том, что Россия — страна семей», — заключил Михаил Смирнов.

Сергей Баранов перечислил меры, которые необходимо предпринять для развития положений про-семейных поправок в Конституции. «Нужно создавать экономическую базу для семьи. Семья не просто существует, она являются частью конституционной системы. Необходимо выделять ресурсы семьям. У нас есть бесплатный ресурс — земля, нужно выделять большие земельные участки для семейных усадеб в хороших местах около городов, где семья может реально воспроизводится и оказывать помощь в строительстве семейного жилья через специальные ссуды и пособия», — сказал эксперт.

По мнению Сергей Баранова, настало время создать государственный орган, который бы вел борьбу с негативными идеологическими влияниями в сфере защиты семейных ценностей. «Данные веяния пытаются подчинить себе государственный аппарат, органы опеки. Должен быть и государственный орган и общественно-политические структуры, опирающиеся на поддержку движения родителей, про-лайф», — считает С. Баранов.

Александр Рудаков отметил большой динамизм дискуссии, а также многомерность и многозначность вопроса о семье. «С одной стороны, он уходит в философские и метаисторические глубины. Он связан с глобальными процессами, происходящими в современном мире, с вопросами антропологии и сохранения человеческой идентичности, с проблемами. возникающими на фоне попыток переформатирования человека в соответствии с доктринами трансгуманизма. С другой стороны, вопрос о семье связан с факторами прикладного характера, с вопросами демографии, социальной политики, налоговой политики», — подчеркнул А. Рудаков.

Модератор дискуссии определил платформу семьи как значимую для обмена опытом и мнениями между представителями различных областей гуманитарного знания и формирования междисциплинарного пространства диалога, который будет интересен всем участникам.
Авторы — Экспертный институт социальных исследований