pic Created with Sketch.

Эксперты Кремля предсказали рост популизма в России по западной модели

10 Апреля — 2017

Экономический кризис и новые технологии приводят к власти в Европе и США популистов, говорится в первом докладе нового кремлевского фонда. В России рост популизма в ближайшие годы также неизбежен, говорит соавтор доклада Глеб Кузнецов.


Bitmap1.jpg
Фото — Олег Яковлев / РБК

Популизм идет в Россию


В США, Франции, Испании и Италии к власти за последние несколько лет пришли политики и партии с популистскими, то есть апеллирующими к нуждам широких масс, лозунгами, в России расцвет популизма настанет через шесть-семь лет, говорится в первом докладе Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ; создан весной 2017 года) при администрации президента.

Доклад «Современный технологический популизм» есть в распоряжении РБК. В нем члены ЭИСИ Глеб Кузнецов и Екатерина Соколова проанализировали программы и работу с электоратом избранного президентом США Дональда Трампа, фаворита президентских выборов во Франции Эмманюэля Макрона, лидера итальянского популистского движения «Пять звезд» Беппе Грилло, а также испанской партии «Подемос». Все они пользовались популистскими инструментами и лозунгами, утверждается в докладе, и это обеспечило им успех.

Популизм — это прежде всего набор технологий, отмечают авторы доклада. В числе технологий — противопоставление привилегированных классов и «простых граждан», отказ от идеологических лозунгов, провозглашение простых решений, широкое использование социальных сетей и обещание абстрактных перемен (к примеру, лозунг Вирджинии Раджи, представительницы «Пяти звезд», избранной мэром итальянской столицы в 2016 году: «Время изменить Рим»).

«Стратегия 2030»

Элемент не найден!

В России уже есть политики, которые достаточно успешно тестируют популистские методы, указывает Кузнецов. «Если говорить про электоральных политиков, то это [мэр Екатеринбурга Евгений] Ройзман, еще элементы популизма были использованы в кампании в Иркутске, когда снесли губернатора [Сергея Ерощенко], и делал это вполне коммунистический дедушка [Сергей Левченко]», — рассказал РБК эксперт. Комментируя эти слова, Ройзман заявил РБК, что себя популистом не считает. «Я руководствуюсь не сиюминутной выгодой, а пытаюсь решить конкретные задачи, — отметил он. — В моем понимании популисты — это [лидеры парламентских партий] Жириновский, Миронов и Зюганов. Я не такой».

По словам Кузнецова, популистскими технологиями также пользуются многие будущие участники сентябрьских муниципальных выборов в Москве — от членов союза непарламентских партий политтехнолога Андрея Богданова до представителей Партии роста омбудсмена Бориса Титова.

Кремль всегда медленнее, чем оппозиция, реагирует на появление новых инструментов, — отметил Кузнецов. «Оппозиции всегда легче, она не связана какими-то обязательствами, но опыт Франции [где лидирует популистский, по мнению авторов доклада, кандидат Макрон] показывает, что, когда власть начинает использовать популистские инструменты, получается веселее и ярче», — сообщил он.

Кроме того, у российской власти есть площадка для развития популистских методов — коалиция Общероссийский народный фронт (ОНФ). «Она уже используется как площадка для разговора власти в обход политических институтов, в обход партий», — рассказал Кузнецов. Он предположил, что ОНФ в будущем послужит «началом классической популистской организации».

Набор популиста


Современный популизм — это политика для избирателей с синдромом рассеянного внимания, каковых сейчас большинство из-за насыщенности информационного пространства и усталости от предыдущих выборов, которые ничего не изменили, говорится в докладе. Своим триумфом популизм обязан реакции избирателей на затяжной структурный кризис в экономике и на сжимание экономических возможностей среднего класса: те, кому раньше хватало на отпуск и бытовую технику, вдруг начинают влезать в потребительские кредиты, объясняют авторы доклада. Поэтому чрезвычайно востребованны призывы популистов к социальной справедливости, антииммигрантские настроения и критика существующих элит — на этих призывах строилась кампания Трампа.

Трамп.jpg
Дональд Трамп (Фото: Jae C. Hong / AP)

Политики-популисты приводят на выборы новых избирателей, ранее не участвовавших в голосовании: именно мобилизации ранее не голосовавших обязан победой на ноябрьских выборах президента США Дональд Трамп. Особенность нового поколения политиков-популистов в том, что у них нет идеологии: они обещают решение насущных вопросов. Избиратель не выбирает между правой и левой идеологией, а выбирает набор благ, который хочет получить. Именно поэтому дилетантизим в политике начинает быть ценностью, а не недостатком, что подтверждает успех на выборах бизнесмена Трампа, не занимавшего никаких государственных должностей, или итальянского комика Грилло, чье движение на первых же национальных выборах в 2013 году получило второй результат.

Определяют набор благ и средства их достижения политические ячейки на местах, которые формируют сетевую структуру, во главе которой стоит сильный лидер, описывает доклад технологию организации популистских движений. В Испании популистская партия «Подемос» опиралась на популярность своего лидера Пабло Иглесиаса Турри и на широкое привлечение местных активистов через сеть «кругов», или ассамблей. Участники местных сообществ объединялись вокруг узких муниципальных интересов и взаимодействовали через интернет. Быстро набрав внушительную сеть сторонников — партия вторая по численности в Испании, — на парламентских выборах 2015 года она получила третий результат.

Важнейшим инструментом политиков-популистов являются социальные сети, которые они используют не просто для передачи сообщения, а для создания общего со своими сторонниками пространства. Выступления лидеров в сетях должны быть живыми, острыми и написанными от первого лица, как это делал Дональд Трамп, а не от лица команды, как это было у его соперницы Хиллари Клинтон.

Российская власть будет изучать и использовать популистские методы, согласен с авторами доклада политолог Евгений Минченко. «И у нас этот процесс должен легче пойти, если мы будем не наступать на грабли, а изучать их», — заявил он РБК. П​о мнению Минченко, к докладу стоит прислушаться «не только Кремлю, но и всем вменяемым людям и политикам», потому что «это новые инструменты, без которых никак».

Определяют набор благ и средства их достижения политические ячейки на местах, которые формируют сетевую структуру, во главе которой стоит сильный лидер, описывает доклад технологию организации популистских движений. В Испании популистская партия «Подемос» опиралась на популярность своего лидера Пабло Иглесиаса Турри и на широкое привлечение местных активистов через сеть «кругов», или ассамблей. Участники местных сообществ объединялись вокруг узких муниципальных интересов и взаимодействовали через интернет. Быстро набрав внушительную сеть сторонников — партия вторая по численности в Испании, — на парламентских выборах 2015 года она получила третий результат.

Однако после расцвета популизма обязательно наступает разочарование в популистских кандидатах, отметил в разговоре с РБК политтехнолог Вячеслав Смирнов. «Популизм — это пустая повестка, просто обещание перемен. И вот побеждает популистский политик, а потом выясняется, что выиграл он не из-за слогана «Меняйся!», а например, из-за скачка цен на нефть. И его электорат выбирает нового симпатичного кандидата, его оппонента, который говорит ровно то же самое», — отметил эксперт. Он призвал не считать популизм «панацеей» и отметил, что этими методами «пользуются и хорошие, и плохие политики».​

Авторы — Евгения Кузнецова, Полина Химшиашвили