pic Created with Sketch.

Основной закон России: усиление суверенитета в конституционной модели

25 Августа — 2020

Модератор: Рудаков А.Б. (ЭИСИ)

Участники:

Баранов С.Д. (политолог, кандидат социологических наук, эксперт «Изборского клуба»)

Межуев Б.В. (кандидат философских наук, доцент МГУ)

Трухачев В.В. (кандидат исторических наук, доцент РГГУ, эксперт Российского совета по международным делам)

Шаповалов В.Л. (кандидат исторических наук, заместитель директора Института истории и политики МПГУ, член правления Российской ассоциации политической науки)

1. УКРЕПЛЕНИЕ СУВЕРЕНИТЕТА И НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ЭЛИТ

Открывая дискуссию, Александр Рудаков (ЭИСИ) отметил, что вопросы, связанные с темой укрепления суверенитета в Основном законе нашей страны, имеют несколько аспектов, и выделил три группы поправок. Первая группа касается неотчуждаемости российской территории, положений, которые говорят о том, что Россия против вмешательства в дела других государств, а также вопросы, которые касаются принятия других территорий в состав Российской Федерации.

Вторая группа — это поправки, которые служат укреплению суверенитета в идеологическом, мировоззренческом плане. Третья группа поправок — это поправки, связанные с суверенизацией элит.

В свою очередь, заместитель директора Института истории и политики МПГУ, член правления Российской ассоциации политической науки Владимир Шаповалов подчеркнул, что суверенитет в современном мире в значительной степени является размытым в силу разрушенного дисбаланса и поставленной под сомнение ялтинско-потсдамской системы. Эксперт обратил внимание на тот факт, что из 194 формально суверенных государств далеко не все обладают реальным суверенитетом. По мнению Владимира Шаповалова, чрезвычайно важен процесс национализации (суверенизации) элит, который начался в 2001 году и еще не завершен. «Суверенизация элит — ключевой элемент дополняющий остальные части (неприкосновенность территории и др.). Несуверенные элиты могут в любой момент повернуть процесс конституционных изменений вспять», — убежден Владимир Шаповалов.

Политолог считает, что формирование суверенных элит станет гарантией от возможных контрреформ в будущем. При этом он указал на появившееся напряжение внутри конституционного текста. В частности, считает Владимир Шаповалов, при определенном стечении обстоятельств имеется опасность апеллирования к имеющейся в Конституции статье о том, что международное право верховенствует над национальным.

Вместе с тем, по мнению эксперта, постсоветская Россия завершилась 1 июля 2020 года, а конституционные поправки стали точкой бифуркации и создания совершенно иной реальности, в том числе принципиально укрепившей позиции России в международно-правовой плоскости.

Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев считает, что конституционные изменения символизируют минимизацию зависимости России от внешних сил. По его мнению, теперь во власти будет меньше людей, чьи интересы находятся за границей. Вадим Трухачев указал на необходимость законодательно развить конституционный тезис о защите соотечественников за рубежом, предоставив им возможность полноценно участвовать в общественной жизни России.

Политический социолог и философ, эксперт Изборского клуба Сергей Баранов обозначил несколько важных, с точки зрения укрепления суверенитета, крупных блоков конституционных изменений. Ключевым моментов является суверенитет по отношению к международно-правовым обязательствам, а также ограничение на зарубежные статусы должностных лиц государства. Составляющими суверенитета, по мнению эксперта, выступают территориальная целостность, национально-государственное устройство и общероссийская культурная идентичность.

Сергей Баранов обозначил историческое измерение понятия суверенитета, включающее память о подвигах предков. «Суверенитет — это не симулякр, он носит персоналистский характер. Важен суверенитет конкретных граждан и их правовая свобода», — считает политолог.

Доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Борис Межуев подчеркнул, что суверенитет — центральное понятие эпохи и конституционного процесса. Конституционные поправки оформляют и завершают те предложения, которые высказывались ранее. Он отметил, что понятие суверенитета радикально переосмыслено в начале двадцать первого века. «Суверенное государство хочет отличаться и обладать полнотой свободы. Имеется претензия быть чем-то большим чем обычное государство. Это предмет главного напряжения», — сказал Борис Межуев.

Эксперт обратил внимание на то, что конституционные поправки решают проблему национализации только одного вида элит — бюрократии. При этом, существует экономическая элита, которая далеко не так суверенна. Еще большая проблема заключается в национализации интеллектуальной элиты. «Интеллектуальный класс денационализирован сегодня более чем в 1990-е года. Причина — провал высшего образования», — считает Борис Межуев. Он выразил надежду на то, что конституционные поправки станут отправной точкой, а не финалом размышлений о суверенитете.

Александр Рудаков дополнил необходимость формирования гуманитарного и интеллектуального суверенитета технологическим суверенитетом и предложил ответить на вопрос: что является важнейшим условием при выработке всеохватной идеологии суверенитета?

2. ИДЕОЛОГИЯ СУВЕРЕНИТЕТА

По мнению Владимира Шаповалова, определяющими являются идеологические конструкты — история, семья, язык. Исходя из этого нужно усилить те положения, которые касаются русского мира и русского народа. При этом идеологическое содержание должно задаваться преамбулой. Конституции, в которой следует учитывать цивилизационную уникальность нашей страны. «Цивилизационное начало должно быть прописано в идеологии суверенитета. Россия не имеет никакого отношения к западной цивилизации. Мы не прошли фашизм, реформацию, просвещение. У нас не было рабов и колониальных захватов. Цивилизационное начало должно стать частью нашей жизни, системы образования», — подчеркнул эксперт.

Владимир Шаповалов предложил создать специальный идеологический курс для студентов, отличающийся от стандартного курса истории, на основе которого любой молодой человек может получить представление о своей стране и сформировать свою мировоззренческую базу.

В развитие данного предложения Александр Рудаков обратил внимание на то, что конституционные поправки о защите детей предполагают в том числе и образовательную часть. В этой связи важно ответить на вопрос, как взаимосвязано укрепление суверенитета с сохранением и укреплением российского государства-цивилизации в эпоху глобализации.

Вадим Трухачев на примере ряда европейских стран (Венгрия, Чехия, Исландия) сделал вывод, что полный суверенитет могут обеспечить только государства-цивилизации, но частичный могут обеспечить себе и малые страны. К примеру, из конституции Исландии можно позаимствовать положение о сбережении народа. «Сбережение народа должно быть одной из основных ценностей, прописанных в Конституции», — подчеркнул Вадим Трухачев.

Участники дискуссии обсудили, каким образом должны вноситься изменения в конституционный текст, с учетом многообразия корпуса конституционных документов.

По мнению Бориса Межуева, жизнь вносит постоянные коррективы, и сама подсказывает темы для конституционных изменений. Эксперт убежден в том, что если цивилизационное развитие России пойдет суверенным путем, то западные социокультурные инновации приживаться не будут.

Если современный Китай идет по пути орруэлловского «1984», которому присущи слежение за человеком, уничтожение приватности, то Запад закрепляет неестественные формы общежития, антисемейный путь и сокращение свобод с позиций тоталитарно понимаемого прогресса.

Борис Межуев назвал принципиальным вопросом, на который должна быть реакция с российской стороны, сохранение семейных ценностей и моногамной семьи. В этой связи он считает оправданным появление «конституционного слова», которое бы блокировало влияние с китайской и евро-атлантической стороны и закрепляло в системе образования идею российского цивилизационного пути.

3. КОНСТИТУЦИОННАЯ РЕФОРМА: ГУМАНИТАРНЫЕ АСПЕКТЫ

Александр Рудаков сравнил современный процесс конституционных изменений в России с реформами Шарля де Голля во Франции на рубеже 1950-х-1960-х годов и предложил обсудить уместность подобных аналогий.

Владимир Шаповалов согласился с наличием такого сходства и отметил, что голлистские оттенки также есть и в самой Конституции 1993 года. Имеется сходство в процедуре принятия французской Конституции 1958 года и современных конституционных поправок в России, в эксклюзивном, нетипичном для прежней французской и российской традиции, характере этого процесса. Владимир Шаповалов подчеркнул и сходство в партийном раскладе. Де Голля поддержали все партии, кроме коммунистов. В России также наличествует консенсус большинства партий. Сама идея укрепления суверенитета созвучна идеям Шарля де Голля, а ее конституционная интерпретация завершает 20-летний процесс обсуждений.

«Можно привести аналогию между речью Де Голля в Байё (1946) и практической реализацией этих идей в годы становления Пятой Республики, с одной стороны, и статьей Владимира Путина «Россия на рубеже тысячелетий» (1999) и нынешними конституционными преобразованиями — с другой», — отметил Владимир Шаповалов.

Вадим Трухачев подчеркнул, что Россия взяла больше не из текста Конституции Франции, сколько из его трактовок. Имеется много параллелей и с Конституцией Германии. В частности, в Конституции ФРГ имелся тезис о необходимости объединения страны, что, по мнению Вадима Трухачева, имеет смысл учесть и в российском законодательстве.

Владимир Шаповалов отметил, что существуют различные концепты цивилизационного пути России и важно понимать, каким образом они могут влиять на конституционное развитие.

Согласно концепту восточноевропейской цивилизации, озвученному Сергеем Барановым, существуют две разные Европы. Россия принадлежит к славянской цивилизации вместе с примыкающими к ней финно-угорскими, прибалтийскими народами, но подвержена влиянию Запада. «Нам нужно отмежеваться от Запада, и, если это удастся, то мы будем двигаться вперед», — сказал политолог.

Россия обозначена Сергеем Барановым как оригинальное место и базовая геополитическая точка, которая нуждается в развитии собственных форм государства-цивилизации. В России, по мнению Сергей Баранова, право не должно заменять собой уровень естественного общения и проявления воли.

Борис Межуев подчеркнул, что идеологические концепты требуют тестирования. Зачастую этими концептами движет страх быть поглощенным другими. «Боимся слиться с Азией или Европой. Проекция наших страхов при понимании слабости наших гуманитарных ресурсов», — уточнил эксперт.

Борис Межуев призвал освободить образ будущего от страхов. В его понимании, концепция «Остров Россия» — это как раз избавление от страхов, в том числе главного страха — быть самими собой.

В завершении дискуссии участники постарались ответить на вопрос о том, какой путь конституционной трансформации с их точки зрения наиболее предпочтителен.

Владимир Шаповалов отметил необходимость этапности процесса. «В 2020 году лимит конституционных изменений завершен. Нам необходимо осмыслить поправки, создать нормативную базу и перевести ее в практику правоприменения, написать учебные тексты, фиксирующие новые положения», — убежден эксперт.

Вадим Трухачев подчеркнул, что путь прецедентного права не подходит для России. В перспективе же надо говорить о принятии новой Конституции. «Россия должна двигаться в сторону национального государства с полным обеспечением прав национальных меньшинств», — отметил Вадим Трухачев.

В условиях нарастающей турбулентности Сергей Баранов предложил продумать альтернативную линию конституционного процесса, в частности создание подобия Земского собора или совещательного органа при Госсовете и, как следствие, поднятие статуса Госсовета.

Борис Межуев подчеркнул необходимость укоренения в гуманитарной культуре обсуждаемых понятий суверенитета. Он предложил создать Институт изучения суверенитета, который будет призван описать, из какой конкретно концепции суверенитета мы исходим, и четко зафиксировать российское понимание суверенитета в образовательных стандартах.

Авторы — Экспертный институт социальных исследований