pic Created with Sketch.

Пионеры 4.0, или Умная реальность

21 Сентября — 2017

Цифровая экономика не равна цифровизации отдельных отраслей экономики, внедрения в них современных информационных технологий. Это не «экономика цифровых объектов», а революция всего промышленного, экономического и социального уклада. Мы говорим об «умных толпах», «умных энергосетях», «умных производствах», о всей системе экономических и производственных отношений, которые кардинальным образом трансформируются в современном мире.

По всей видимости, цифровая экономика станет ответом на те кризисные явления, которые мы наблюдали в последние годы. Мировая экономическая система сейчас напоминает личинку в коконе, и какой будет экономика новой эры, родившаяся в этих поисках, мы пока не знаем. Но основной «взрывной» эффект изменений должен происходить на стыке «виртуального» и «реального», в «интеграции физических, цифровых, биологических систем» (по словам Клауса Шваба).

industry40.jpg
Фото — industryweek.com

Принципиальным является не вопрос скорости этого процесса, а вопрос субъектности: будем ли мы активно участвовать в развитии технологий «Индустрии 4.0» или станем объектом цифровизации. Но, как показывает опыт российских компаний, мы вполне способны перейти от пассивного потребления к активной роли в создании и развитии технологий.

IT-отрасль, конечно, становится проводником этих изменений. «Яндекс» и «Касперский» стали нашими Беатриче в этом раю, уже завоевав мировые позиции. Но важен следующий шаг — соединить наши реальные преимущества с цифрой.

На текущий момент отсутствуют однозначные страны-лидеры внедрения технологий «Индустрии 4.0». У пионеров внедрения этих технологий появится возможность получить преимущество над конкурентами за счет эффекта раннего старта и даже задать стандарты для отраслевых решений нового поколения в мировом масштабе. Это касается как игроков промышленного сектора, так и компаний — производителей цифрового инструментария.

В том, что касается аддитивных технологий и новых материалов, цифровизации в промышленности, в машиностроении, кибербезопасности и в области разработок искусственного интеллекта, российские компании уже завоевывают лидерство. Достаточно взглянуть на контрактную базу по итогам екатеринбургского «Иннопрома». Да, государственная политика в этой области важна, прежде всего в части регулирования и межстранового сотрудничества.

Преимущества Россия получает и в связи с геоэкономическими факторами. Глобальные западные IT-компании работают со своими клиентами по всему миру по модели поставки закрытых проприетарных технологий, задающих высокую планку «технологической ренты», действующих по принципу «черного ящика», содержащих некий набор «не декларируемых возможностей», программирующих одностороннюю зависимость потребителя от поставщика на всех этапах жизненного цикла продукции. Риски такого подхода осознаются многими странами.

Россия может предложить в качестве альтернативы на рынках развивающихся стран совместную разработку и внедрение отраслевых платформ нового поколения: промышленный интернет, управление транспортом, «умные сети», распределенные реестры данных и т.д. Это, в свою очередь, потребует продвижения собственных решений и стандартов в сфере создания доверенной коммуникационной среды, кибербезопасности, технологий хранения и обработки данных, искусственного интеллекта.

Экспортный потенциал России в сфере цифровой экономики связан в первую очередь с сильными позициями по ряду фундаментальных и прикладных областей знания (математика и логика, программирование и кибернетика, искусственный интеллект, аддитивные технологии и т.д.). И в этом плане Россия не утрачивает потенциала.

Но государственная политика имеет отнюдь не решающее значение. Что дает надежды на самом деле — это возвращение в России культуры предпринимательского риска, критически важной для развития стартапов. Когда-то до революции старообрядцы с Рогожской заставы давали деньги на развитие до четырех раз. Единоверцы рисковали, прогорали, приходили снова, не боясь, и в конце концов создали основу современной промышленности. Примерно такова культура американских университетских гаражных стартапов. Растут они и у нас.

Многие названия не на слуху, но в России уже множество компаний — мировых лидеров новой экономики. Когнитивные технологии (Cognitive Technologies) — российская IT-компания, созданная на базе лаборатории искусственного интеллекта Института системного анализа РАН. Ведущий разработчик беспилотных систем и программного обеспечения, в т.ч. систем машинного зрения, искусственных нейронных сетей, системы понимания документов и обработки изображения. Cognitive Pilot уже сейчас один из мировых лидеров на рынке систем интеллектуальной помощи водителю. Group-IB входит в число семи самых влиятельных мировых компаний в сфере кибербезопасности. VisionLabs — одна из ведущих мировых компаний, предлагающих решения в области компьютерного зрения и машинного обучения, такие как распознавание лиц и предметов. «Экзоатлет» — компания, выпускающая экзоскелеты, пользующиеся спросом в России и Азии.

По результатам опроса, проведенного Руссофтом, среди российских софтверных компаний более 70% экспорта программного обеспечения приходится на США, Канаду и страны Западной Европы.

Авторы — Екатерина Соколова