pic Created with Sketch.

Система государственного и муниципального управления в условиях цифровизации: новые подходы и соучастие граждан

12-13 апреля 2019 г. на базе Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина состоялся общественно-экспертный круглый стол «Система государственного и муниципального управления в условиях цифровизации: новые подходы и соучастие граждан». В работе круглого стола приняли участие более 50 специалистов: ученых, практиков, представителей органов государственной власти и местного самоуправления, студенты и аспиранты.

В первый день, 12 апреля, состоялся экспертный семинар. С приветственным словом выступили ректор Ленинградского государственного университета С.Г. Еремеев, вице-губернатор Ленинградской области по внутренней политике С.Н. Перминов, заместитель Председателя Законодательного собрания Ленинградской области Д.В. Пуляевский и профессор МГУ имени М.В.Ломоносова, исполнительный директор Общероссийской общественной организации «Российское общество политологов» И.И. Кузнецов.

аап.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Перечень проблемных вопросов сводился к следующему: имеющийся зарубежный опыт «цифровизации» и его релевантность в современных условиях: усиливает/ослабляет ли внедрение новых технологий работы с информацией государство? Кто главный стейкхолдер таких изменений? Возможности digital для демократии: прогресс в сфере принятия решений и контроля за властью vs повышение элитарности политики и углубление социальных и политических расколов? «Российский кейс» и его перспективы. Меняет ли «цифровизация» сущность государственного и муниципального управления? Если меняет — в каком направлении и чем это может стать в короткой перспективе? Если не меняет — то почему? Останется ли прежним дизайн политического менеджмента? На ответах на эти вопросы и были сосредоточены доклады федеральных и региональных экспертов.

Второй день был организован в формате форума регионального экспертного сообщества. В результате проведенного мероприятия экспертами и участниками были сформулированы рекомендации в адрес заинтересованных сторон, принято решение о подготовке итогового доклада, который бы концептуализировал обсуждаемые вопросы, а от принимающей стороны поступило предложение о развитии образовательно-просветительского направления деятельности ЭИСИ, в котором Ленинградский государственный университет мог бы выступить экспериментальной площадкой.

Ниже приводятся основные тезисы экспертов, принявших участие в семинаре. Полный пакет презентаций можно скачать по ссылке в нижней части этой страницы.


ЭИСИ_1_0101.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований


Елена Викторовна Бродовская, доктор политических наук, доцент, заведующая кафедрой социально-политических исследований и технологий Московского педагогического городского университета

Помогает ли цифровизация преодолеть дефицит демократических практик? Базовые онлайновые стратегии политического и гражданского участия российских пользователей: результаты исследования Мирового Интернет Проекта в России

Доклад базируется на результатах глобального исследования развития Интернета международной организации "Мировой Интернет проект"/"World Internet Project" (далее — МИП) Анненбергской школы коммуникации Университета в Лос-Анджелесе. Методика прикладного политического исследования МИП основывается на понимании цифровизации как процесса переноса гражданских и политических практик в цифровую среду.

Специфика подхода МИП к изучению политических и гражданских функций Интернета заключается в фокусировании внимания на неформальной, низовой природе процесса цифровизации: главное, не институционализация и инфраструктура, а — digital citizenship/культура цифрового гражданства (термин К.Моссбергер). Результаты исследования МИП в РФ свидетельствуют о дефиците демократических акторов в цифровой среде.

Таким образом, одной из проблем, сдерживающих реализацию цифровизации как политического курса и системы стратегических национальных проектов в нашей стране, является конфликт формальных и неформальных практик: институты и инфраструктура гражданского и политического участия контрастируют с оффлайн- и онлайн-сетевым абсентеизмом всех возрастных групп россиян. Решение обозначенной проблемы может быть связано с дополнением компетентностного контура, на различных уровнях образования, знаниями, умениями и навыками цифрового гражданства: цифровая этика, цифровая безопасность, цифровая эффективность, цифровая демократия и др.

ЭИСИ_1_0163.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Сергей Владимирович Володенков, доктор политических наук, профессор кафедры государственной политики МГУ имени М.В. Ломоносова

Цифровые технологии как фактор изменения отношений в системе «государство-общество»

Доклад посвящен определению актуальных вызовов, рисков и угроз, связанных с внедрением в систему современного политического управления новых цифровых технологий. В качестве ключевых вызовов, рисков и угроз представляется необходимым выделить следующие:

1) формирование системы цифрового неравенства и появление 4 data-классов, обладающих неравными возможностями доступа к массивам цифровых данных, а также разными компетенциями, знаниями и возможностями, связанными с анализом и использованием цифровых данных;

2) следует выделить такую угрозу, как формирование полностью контролируемого цифрового пространства, в котором любая активность пользователя становится объектом анализа и составной частью Big Data, на основе которой определяется лояльность конкретного пользователя политическому режиму. На сегодняшний день технологические возможности формирования полностью контролируемого цифрового пространства существенно возросли. Поведение граждан в Интернете, их пользовательские реакции на публикации, информационные предпочтения становятся составной частью цифровых массивов данных, которые могут быть эффективно использованы для осуществления тотального контроля за любой личностью. При этом в рамках системы тотального контроля личные «умные» устройства (гаджеты, планшеты, смартфоны и т.д.), а также цифровые информационные ресурсы (поисковые сервисы, видеохостинги, социальные сети, ресурсы блогосферы и т.д.) становятся не столько инструментами получения информации и обмена ею, сколько инструментами контроля за пользователем. В результате личные устройства пользователейначинают выполнять не только инструментальную функцию получения информации пользователем, но сами становятся источником данных для формирования цифровых профилей, а в дальнейшем – каналом получения таргетированной информации владельцем устройства, при этом не требуя для этого какого-либо согласия со стороны пользователя. Личные «умные» устройства становятся инструментом слежения, контроля и генерации информации о пользователе, его активностях и предпочтениях;

3) на основе анализа пользовательской активности в пространстве цифровых ресурсов возникают технологические возможности создания индивидуальных ценностно-смысловых и информационных капсул для каждого пользователя с учетом личных особенностей в восприятии информации, субъективных предпочтений в аспекте информационного потребления. Создание персональных цифровых капсул позволяет в перспективе обеспечить отрыв каждого индивида от объективной действительности, обеспечить высокий манипулятивный потенциал в сфере управления массовым сознанием. Формирование адаптированной с учетом индивидуальных когнитивных особенностей, ценностных предпочтений, смысловых координат пользователя информации на основе точечного таргетинга позволяет более эффективно осуществлять информационно-коммуникационное воздействие на него. В подобных условиях персонификации информационных потоков, основанных на учете субъективных особенностей пользователей, позволяет формировать эффективные, но при этом ограниченные объяснительные модели социально-политической реальности, которые максимально адаптированы к специфике восприятия объекта информационно-коммуникационного воздействия, его ценностно-смысловому пространству, поведенческим особенностям.

ЭИСИ_1_0014.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Игорь Иванович Кузнецов, доктор политических наук, профессор кафедры истории и теории политики МГУ имени М.В. Ломоносова, исполнительный директор Общероссийской общественной организации «Российское общество политологов»

Возможности и ограничения использования цифровых технологий в государственном управлении России

Российское правительство представило собственные планы по реализации конкретных мероприятий, направленных на цифровизацию экономики, общественных отношений, государственного управления.

Данные планы в виде проектов программы «Цифровая экономика» представлены публике и могут быть оценены. Кроме того, есть возможность проследить логику решений, направления их реализации и ожидаемые результаты.

С позиции развития инфраструктуры «цифры» проекты предполагают немало решений, которые позволят гражданам страны получить современные и мобильные сервисы (в том числе по реализации государственных услуг), довести широкополосный интернет до каждого домохозяйства и т.д.

Это можно приветствовать, но только по внимательному изучению «затраты — результат» в ходе реализации программ и проектов.

Однако, на наш взгляд, остаются и серьезные риски на которые стоит обратить внимание уже сейчас:

- утрата контроля в критических сферах (оборона, безопасность, энергетика и др.) из за изменений в протоколах доступа к информации, ее хранению и использованию;

- несанкционированное использование персональных данных (прямые и опосредованные нарушения врачебной, банковской, адвокатской тайны), проблемы обеспечения тайны голоса избирателя;

- опасности нарушения прав человека при принятии автоматизированных решений;

- риски снижения доверия к институтам государства в связи с техническими и иными ошибками функционирования цифровых платформ и решений.

ЭИСИ_1_0198.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Захирджан Анварович Кучкаров, доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН, заведующий кафедрой концептуального анализа и проектирования Московского физико-технического института

Пробелы, противоречия и абсурды регулирования: концептуальное проектирование законов и системы подзаконных актов в Российской Федерации как решение проблемы

Цифровизация проникает во многие стороны человеческой жизни, например, активно обсуждается так называемое «цифровое государственное и муниципальное управление».

Цифровизация любой сферы, в том числе государственного и муниципального управления потребует внесения изменений в нормативную правовую базу, регулирующую эту сферу. Внесение изменений невозможно провести целостным образом, без оценки того, насколько нормативная правовая база подготовлена к таким изменениям, и без оценки подходов к изменению законов и подзаконных нормативных правовых актов.

Например, комплексный анализ сферы охраны окружающей среды демонстрирует, что система регулирования этой сферы содержит в себе различные системные дефекты:

— охрану окружающей среды регулирует порядка 800 нормативных правовых актов (НПА) семи уровней юридической силы. Встречаются НПА, принятые при отсутствии соответствующего НПА более высокой юридической силы. Также обнаружено отсутствие нескольких десятков подзаконных НПА, которые должны были быть разработаны в соответствии с ранее принятыми законами.

— понятийный аппарата сферы охран окружающей среды, содержащийся в выявленных 800 НПА, содержит 396 понятий, среди которых только 60 (15%) корректны с точки зрения логики. Встречаются неопределенные понятий, логические циклы в определениях понятий.

— регулируют сферу охраны окружающей среды 12 федеральных органов исполнительной власти, обладающих 2500 полномочиями,1800 из которых «скрыты» — не содержащихся в Положении об органе власти.

— выявлено явление системных противоречивых и необоснованных действий со стороны органов власти при нормоприменении, так называемых «абсурдов».

Наличие описанных дефектов в сфере охраны окружающей среды не позволяет говорить об успешности цифровизации в этой сфере в данный момент. Перед цифровизацией необходимо, что государственная система охраны окружающей среды стала целостной, непротиворечивой, без пробелов и обеспечивала достижение перед ней поставленных целей.

Для достижения такого эффекта нужно использовать новые подходы к формированию комплексов нормативных правовых актов, обладающих свойствами согласованности, достаточности, структурированности и целеориентированности.

ЭИСИ_1_0157.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Арсений Валерьевич Майоров, кандидат политических наук, директор Научно-образовательного центра урбанистики и киберантропологии Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина

Трансформация государственного и муниципального управления в современных условиях: запросы общества и влияние цифровизации

1. С развитием интернета и цифровых технологий люди начали проявлять желание и готовность быть участниками не только огромного количества межличностных и других коммуникаций, но и процессов принятия решений, оказывающих влияние на их жизнь и среду обитания. В первую очередь это относится к молодому поколению, которое часто ощущает несоответствие реальности их ожиданиям и требованиям.

2. Можно предположить, что с помощью цифровых технологий традиционные формы гражданской активности (например, голосование на выборах) будут объединяться с инновационными методами, дающими гражданам более прямое воздействие на принятие решений, которые повлияют на их сообщества (например, интернет-голосование за проекты благоустройства дворов и их обсуждение в интернете). Назревает реальная необходимость в признании граждан частью системы распределенной власти, которая предусматривает коллективные формы взаимодействия. Реализация этого положения наиболее особенно актуальна на муниципальном уровне власти, который является наиболее близким и доступным для граждан.

3. Использование цифровых технологий в системе государственного и муниципального управления предполагает использование автоматизированных систем для управления городским хозяйством в широком смысле слова. Автоматизация, оптимизация и типологизация целого комплекса процессов администрирования, предоставляемых услуг и проводимых процедур за счет перехода на цифровую основу приводит к перенесению отношений органов власти с бизнесом и гражданами в новую для России горизонтальную плоскость, где благодаря цифровым платформам ликвидируется «разрыв» между субъектами отношений, т.к., с одной стороны, они имеют практически равные возможности участия в целом ряде процессов управления, с другой — являются участниками максимально открытых, прозрачных отношений, что, несомненно, значительно повысит уровень взаимного доверия. Именно доверие во многом является одним из ключевых условий развития цифровой экономики.

4. Этот новый тип отношений отличается и тем, что он, несмотря на максимальную формализованность, носит динамичный характер, вовлекает всех участников в постоянное, насыщенное коммуникацией и деятельностью взаимодействие. Из этого следует предположение, что полный переход муниципалитетов на цифровой формат работы и рост степени вовлечения представителей общественности и бизнеса в процессы муниципального управления через цифровые платформы — это предпосылка для трансформации общественного договора, где делегирование гражданами обязанностей институтам власти переходит в равномерное распределение функций и ответственности, а границы между ролями участников общественного договора перестают быть «жесткими». Истоки этого подхода лежат в понятии «партисипаторной демократии», предполагающей наличие механизмов, позволяющих всем гражданам возможность беспрепятственного участия в жизни государства и общества посредством влияния на принятие управленческих решений.

5. Цифровизация не может происходить в одностороннем порядке, т.е. цифровая трансформация государственного и муниципального управления, переход пространства коммуникации органов власти и общества в цифровой формат неизбежно ведет к необходимости регистрации граждан и организаций на муниципальных, региональных и федеральных интернет-платформах, в онлайн-приложениях и других сервисах, созданных государством. Таким образом, у зарегистрированных граждан и организаций появляется цифровой профиль, т.е. аватар, через который они общаются с представителями органов власти, заказывают услуги, запрашивают интересующую их информацию, подают заявки и жалобы, голосуют, принимают необходимые документы, индивидуальные и коллективные решения и т. д.

6. Возникновение цифровых профилей будет напрямую способствовать переходу от модели запроса «точечных» услуг к модели предоставления органами власти комплексных продуктов и услуг гражданам и организациям в зависимости от их жизненной ситуации. Если подобный сценарий будет воплощен в реальность, перед государством рано или поздно встанет вопрос о необходимости формирования прав и обязанностей гражданина и организаций, которые будут касаться цифрового профиля, а это, в свою очередь, один из шагов к возникновению абсолютно нового типа государства, которое будет полноценно существовать сразу в двух пространствах — цифровом и физическом. Именно в таком государстве будут наиболее успешно получать своё воплощение и развиваться такие концепции как «умный город», которые предоставляют возможность перейти на совершенно новый уровень уже не только муниципального, но и государственного управления.

7. Перед государством как инициатором и драйвером реформ сегодня стоит необходимость по формированию векторов развития цифровизации страны на всех уровнях — федеральном, региональном и, в не меньшей степени, муниципальном. Главной целью цифровой трансформации государственного и муниципального управления является не только повышение качества принимаемых управленческих решений и эффективности управления в целом, что ведет к улучшению качества жизни и условий для развития бизнеса, но и формирование новой для российских регионов и городов парадигмы взаимодействия власти, общества и бизнеса.

ЭИСИ_1_0082.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Андрей Вячеславович Мануилов, генеральный директор ООО «Северо-Западное экспертное бюро», практикующий судебный эксперт, специалист в области финансово-экономической судебной экспертизы

Пределы правового регулирования отдельных сфер государственного и муниципального управления в условиях цифровизации в России с учетом международного опыта

Цифровизация — это интеграция сетевой компьютерной среды (интернета) и материальной действительности. К 2018 году число пользователей интернета составило около 2,5 млрд. человек и продолжает расти в геометрической прогрессии. Эта распределенная сетевая интегрированная среда имеет собственные правила и законы. Традиционное правовое и государственное регулирование будет иметь смысл и станет эффективным лишь в том случае, если будет создавать новые формы взаимодействия с сетевой средой, с полным пониманием тех ограничений, которые накладывает природа сетевых коммуникаций. Одним из таких ограничений в настоящее время является децентрализация как полная невозможность консолидации структур управления и контроля над глобальными сетевыми коммуникациями и контентом у одного или нескольких субъектов управления (государства, группы государств, крупных корпораций и других традиционных форм организации, включая религиозные).

Комплексное воздействие трёх технологических прорывов — интернета, систем глобального геопозиционирования и блокчейна, полностью изменили экономическую, политическую и общественную реальность точно так же как аналогичные им книгопечатание, точная навигация и система двойной записи в бухгалтерском учёте запустили эпоху Реформации, которая за 500 лет прошла полный цикл от краха финансовой монополии Медичи до краха в 2008 году финансовой монополии ФРС.

Появление «новой реальности» интернета, как и появление Нового Света, в эпоху великих географических открытий, сделало невозможным централизованные формы управления в среднесрочной исторической перспективе. С учётом ускорения темпов распространения и роста т.н. «цифровых технологий», трансформация общественных и политических институтов не может осуществляться в привычных временнЫх рамках. Горизонт прогнозирования в 3-5 лет в таких условиях представляется чрезмерно отдаленным.

Ярче всего данный эффект проявляется в правоприменительной сфере. При наличии формирующейся судебной практики с участием криптовалюты, майнинга, токенов, других продуктов, основанных на технологии блокчейн, в России до сих пор нет законодательства, вводящего в легальный оборот обладающие бесспорной экономической ценностью и обращающиеся de facto активы, гражданско-правовая и экономическая сущность которых на законодательном уровне не определена и не разъяснена. Это может в скорейшем времени привести к серьезнейшим проблемам в судебной системе, поскольку конкретные решения должны подчиняться букве закона, а его нет и перспективы туманны.

Несмотря на это, целесообразно в настоящее время организовать подготовку специалистов, которые не только имеют общее цельное представление о цифровых активах и особенностях их оборота в сетевой среде, но и готовы выполнять практические экспертные задачи, в том числе и в рамках судебного процесса.

ЭИСИ_1_0049.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Игорь Борисович Муравьев, исполнительный директор Союза «Ленинградская областная торгово-промышленная палата»

Взаимодействие бизнеса и власти: дискурс в условиях цифровой экономики

1. Сегодня для государства и бизнеса главной задачей остается формирование внутреннего понимания того, что цифровая трансформация и дальнейший полноценный переход к цифровой экономике неотвратим. В связи с этим, от того, как быстро мы поймем необходимость интеграции цифровых технологий в свою повседневную работу и бизнес-процессы, зависит скорость и успех этого перехода. В подобных условиях государству и бизнесу необходимо перейти к максимально тесному сотрудничеству в наиболее эффективных форматах, к которым можно отнести, например, создание рабочих групп по различным вопросам.

2. Ключевым направлением сотрудничества государства и бизнеса в условиях цифровой трансформации является разработка комплекса мер, направленных на: минимизацию бюрократических и административных барьеров; модернизацию законодательства на основе инновационных решений и практик, а также зарубежного и российского опыта; окончательное устранение «цифрового неравенства» в регионах; обучение граждан работе с новыми технологиями, внедрение которых необходимо для функционирования развития современного бизнеса и экономики в целом и многое другое.

3. Одной из серьезных проблем и барьеров, препятствующих цифровой трансформации в России, является серьезная нехватка квалифицированных кадров в ИКТ-сфере, о чем, в частности, говорилось на последнем заседании Совета по развитию цифровой экономики при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. По словам гендиректора АНО «Цифровая экономика» Евгения Ковнира, выступавшего спикером на данном мероприятии, сегодня нехватка кадров в российской цифровой экономике составляет около 1 млн человек и этот разрыв будет только расти наряду с цифровизацией, сферой коммуникаций и цифровизации промышленности, сельского хозяйства и энергетики. Все участники данного заседания единогласно пришли к общему мнению, что эту проблему необходимо решать совместными усилиями государства и бизнеса. Стоит добавить, что эти усилия касаться не только образовательных заведений - школ, колледжей и ВУЗов, но и бизнес-структур, т.е. речь идет о корпоративном обучении, курсах повышения квалификации и т.д.

4. Стоит сказать, что научно-образовательный сектор стал оказывать очень большое влияние на экономику (возможно, большее, чем когда-либо). Становление цифровой экономики неразрывно связано с развитием экономики знаний, в основе которой лежит нематериальное производство, а драйверами роста являются знания и люди, обладающие этими знаниями. Кроме знаний образование формирует и соответствующую цифровой экономике культуру у граждан, формирование которой, наряду с технической инфраструктурой, во многом определяет успех цифровой трансформации.

5. Одним из важных направлений взаимодействия государства и бизнеса может стать введение и распространение практики заключения партнерства между региональными образовательными и предпринимательскими структурами, чья деятельность связана с цифровыми технологиями. Это крайне важно, т.к. в современном мире, где бизнес и наука идут рука об руку, исследователь должен обладать качествами, необходимыми для ведения бизнеса, а предпринимателю академическое сообщество должно помогать в эффективной реализации проектов. Примером подобного взаимодействия является организация «малых инновационных предприятий» (МИП) на базе ВУЗов, что позволяет трансформировать результаты работы студентов и специалистов ВУЗа в инновационную продукцию, вступать в контакт с коммерческими структурами, принимать от них заказы крупных предприятий и, соответственно, зарабатывать на этом деньги.

6. Взаимодействие государства и бизнеса должно быть в том числе направлено на создание привлекательных условий для молодых талантливых специалистов, которые зачастую либо уезжают из страны, найдя более выгодное предложение в зарубежных странах, либо остаются жить в России, но работают дистанционно на зарубежные компании. Очевидно, что сегодня Россия как государство и российский бизнес в частности не обладает теми же возможностями, что Сингапур, Китай и США, однако это не делает упомянутую задачу невыполнимой, а требует новых, нестандартных решений, от которых зависит конкурентоспособность экономики страны в настоящем и будущем.

ЭИСИ_2_0120.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Темур Геннадьевич Насреддинов, кандидат философских наук, начальник аналитического отдела ФКУ «Аппарат Общественной палаты Российской Федерации», старший преподаватель кафедры социальных коммуникаций Российского государственного гуманитарного университета

Общественная палата Российской Федерации как институт гражданского взаимодействия в контексте цифровизации

Общественная палата — орган, обеспечивающий взаимодействие граждан с органами государственной власти и местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты их прав и свобод при формировании и реализации государственной политики, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельностью органов власти.

Основная форма работы Общественной палаты — общественное обсуждение актуальных вопросов и проблем, в том числе общественная экспертиза проектов законов, оказывающих наиболее масштабное воздействие на жизнь граждан. Решения Палаты носят рекомендательный характер.

Вопросы цифровизации и разработки национального проекта «Цифровая экономика» неоднократно обсуждались в Общественной палате. Основной вопрос сейчас — какие общественные блага будут созданы в результате освоения более полутора триллионов рублей, выделяемых под национальный проект.

Также в ходе обсуждений были сформулированы следующие основные тезисы:

1. Любые проекты по цифровизации государственной деятельности должны сопровождаться перестройкой бизнес-процессов в той деятельности, которая цифровизируется, под потребности конечного клиента — потребителя продуктов этих процессов.

2. Государственные органы в партнерстве с бизнесом должны обеспечить прозрачность монетизации всех направлений реализации проекта.

3. Необходимо обеспечить системный общественный контроль процесса цифровизации с учетом рисков злоупотреблений, киберпреступности и цифрового тоталитаризма.

4. Необходимо составить перечень направлений подготовки специалистов, которые потребуются для создания цифровой экономики, и разработать программы их подготовки.

5. Необходимо обеспечить в рамках проекта интеграцию десятков тысяч различных баз данных, созданных по всей стране государственными органами и ведомствами различного уровня.

6. В описание нацпроекта необходимо добавить экономические и потребительские результаты реализации тех задач, описанию которых посвящена большая часть проекта.

ЭИСИ_1_0105.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Александр Иванович Соловьев, доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой политического анализа МГУ имени М.В. Ломоносова

Административно-сетевые барьеры цифровизации государственного управления

Цифровизация является всего лишь техническим инструментом, способным за счет новых агрегированных информационных решений оптимизировать процесс предоставления государственных товаров и услуг, а также документооборота. Качественные изменения и трансформации аппаратной структуры государственного регулирования исключены.

Технологии он-лайн делиберации усилят подготовительные, дискурсивные механизмы, актуализирующие общественное мнение в публичном пространстве. Однако это всего лишь расширит пространство рекомендательных и желательных для общества целей. При этом никаких гарантий попадания этих позиций в фактические планы правительства не появится. В то же время при масштабном использовании новых технологий может появиться тенденция к формированию плоских и матричных моделей управления, сближающих субъекта и объект управления за счет упразднения промежуточных иерархических структур.

Понятно, что каждый регион способен с разной скоростью продвигаться в решении задач, носящих как тактически-прикладной, так и стратегический характер. В силу этого темпы и результаты применения технологий цифровизации будут иметь асинхронный и ассиметричный характер. Все это создаст сложную конфигурацию систем управления в российском обществе.

ЭИСИ_1_0288.jpg
Фото — Экспертный институт социальных исследований

Кирилл Геннадьевич Филимонов, младший научный сотрудник Центра политологии Института социально-политических исследований Российской академии наук

Догоняющая диджитализация и перспектива институционального развития современного государства

Научно-технологическое развитие является постоянным источником развития и институциональных изменений: оно способствует трансформации социальных институтов, заставляет перестраиваться государственные системы и пересматривать существующие подходы к государственному администрированию. Цифровизация/диджитализация, — как одно из центральных звеньев сегодняшнего научно-технологического развития, — ставит перед государственными системами новые, сложные задачи и формирует непростые условия их решения. В этих условиях новые информационно-коммуникационные технологии, проникающие в матрицу социально-политических, экономических и этических отношений, изменяют саму природу человеческих коммуникаций — основы функционирования государственных систем. Следуя логике развития, должны меняться и те концептуальные подходы к осмыслению происходящих изменений, которые задают направления государственной политики.

Однако, как показало наше исследование, концептуальный инструментарий государственной политики цифровизации не всегда соответствует, во-первых, условиям, в которых он используется и, во-вторых, задачам, которые он, как предполагается, может разрешить. Поддаваясь всё более устаревающей исследовательской «оптике», агенты, инициирующие цифровые преобразования, представляют реальные задачи политики развития как новую версию давно знакомой повестки: (1) централизованного определения ключевых направлений «ускоренного развития», (2) заимствования «передового» зарубежного опыт политики цифровизации, (3) механистического привлечения дополнительных инвестиций для развития и (4) усиления государственного контроля инноваций и очередного научно-технологического «прорыва». Подобный «догоняющий» подход, кажущийся агентам диджитализации оптимальным, со временем, — как показывает сравнительный кросснациональный анализ политики диджитализации, — обнаруживает всё большую дисфункциональность.

«Догоняющий» характер политики диджитализации наблюдается в намерениях правительств «поймать» диджитализацию «за хвост», что происходит в условиях, когда необходимо поддерживать баланс между, с одной стороны, необходимостью сохранить текущую конфигурацию государственных институтов, и, с другой стороны, стремлением развивать способности государства, чтобы конкурировать с сетевыми структурами частного бизнеса и некоммерческой сферы.

Дисфункция концептуального инструментария государственной политики диджитализации также довольно часто проявляется в ситуациях, когда отождествляют диджитализацию и демократизацию, выдавая желаемое за действительное. В действительности же, если выйти за рамки публичного дискурса о «цифровом государстве», то можно увидеть, что «цифровое общество» подвергается сильному искушению соответствовать гибридному режиму «диктабланды», где либерализации не сопутствует демократизация.

В свою очередь, технологические измерения, инкорпорируемые в политическое управление и направляющие поведение граждан, могут трансформировать политическую этику в сторону отказа от привычных форматов демократического участия при параллельном усугубления виртуальной составляющей участия и представительства; и подобная перспектива вновь возвращает нас к размышлению над вопросом о концептуальном измерении государственной политики диджитализации и о перспективах развития государственных систем.