pic Created with Sketch.

Эксперты ЭИСИ обсудили опыт и перспективы применения QR-кодов

18 Ноября — 2021

18 ноября на площадке пресс-центра МИА «Россия сегодня» ведущие российские эксперты приняли участие в круглом столе ЭИСИ на тему: «OR-коды: опыт и перспективы применения». На встрече обсудили международный опыт использования QR-кодов и паспортов вакцинации: результаты, ограничения, плюсы и возражения; российский региональный опыт применения QR-кодов; необходимость их законодательного регулирования на федеральном уровне, перспективы принятия и применения законопроектов. Модератором встречи выступила руководитель департамента стратегических исследований и прогнозирования ЭИСИ Екатерина Соколова.

Михаил Мамонов, руководитель практики политического анализа ВЦИОМ, представил исследование «Ковид ситуация»*, в котором отражена общая оценка граждан ситуации с ковидом и их отношения к вакцинации. Эксперт отметил, что пока еще рано говорить о социологических данных по вопросу qr-кодов, так как в обществе нет понимания, как система будет работать. На сегодняшний день можно сказать, что только 8-10% граждан действительно волнует тема qr-кодов, но интерес к вопросу растет.

Между тем, большинство граждан хотели бы чувствовать себя более защищенными. Согласно данным исследования, 64% россиян заявляют о том, что они боятся заразится ковидом. 35% опрошенных заявили, что уже сделали прививку - это соответствует данным, которые озвучивает оперативный штаб, 31% говорит о готовности привиться в ближайшее время.

30% отказываются делать прививку, при этом из них 18% подтвердили твердость своего намерения, а 12% испытывают сомнения. «Важно, что это далеко не однородная группа, и не только с точки зрения социальных показателей, но и с точки зрения опыта, в том числе «ковидного». Из 30% - 16% заявили, что переболели, 14% - не болели. Таким образом, у нас есть группа россиян, порядка 14-15%, которые не собираются делать прививку, но при этом не болели», - сказал эксперт.

Большинство граждан уверено, что вакцинация – дело правильное, так спасает жизнь и здоровье: помогает перенести ковид легче (65%); снижает вероятности смерти от ковид (61%). 64% высказали негативное отношение к агитации против вакцины. В Москве и Санкт-Петербурге эти показатели выше в среднем на 3-4%.

*1. Всероссийский репрезентативный опрос. Генеральная совокупность: граждане РФ в возрасте 18 лет и старше. Выборка: 1600 респондентов. Метод: телефонный опрос. Предварительная погрешность: -2,5%.

2. Репрезентативный опрос по г. Москва. Генеральная совокупность: жители Москвы в возрасте 18 лет и старше. Выборка: 1000 респондентов. Метод: телефонный опрос. Предварительная погрешность: -3,1%.

3. Репрезентативный опрос по г. Санкт-Петербург. Генеральная совокупность: жители Санкт-Петербурга в возрасте 18 лет и старше. Выборка: 800 респондентов. Метод: телефонный опрос. Предварительная погрешность: -3,5%.

Александр Асафов, политолог, политический обозреватель радиостанции «Говорит Москва», отметил, что Россия не является родоначальником меры введения qr-кодов, а перенимает международный опыт. Ранее в мировой практике по борьбе с ковидом была актуальна разработка приложений для отслеживания диагностированных больных вирусом и кругов их контактов. Однако широкое распространение тестов изменило положение, на смену отслеживания контактов пришла система qr-кодов для отслеживания иммунного статуса. В условиях растущей смертности от вируса, в мировой практике данная мера стала таким же естественным средством защиты, как и использование масок.

В ряде стран сегодня используются так называемые «ковид-паспорта», которые содержат qr-код. Например, в США, в штатах Калифорния, Гавайи, Нью-Йорк и Вирджиния для посещения общественных мест ковид-паспорта должны иметь все граждане старше 12 лет (получение возможно только при подтверждении вакцинации). В Китае распространены qr-коды различного цветового ранжирования: зеленый код дает человеку свободу передвижения, желтый предписывает недельную самоизоляцию, красный – карантин на 14 и более дней. Во Франции действует система «санитарных пропусков». В Израиле система «зеленых паспортов» действует с февраля. В Южной Кореи система qr-кодов введена уже с первой волны пандемии и действует до сих пор.

Эксперт напомнил, что данная мера чаще вводились не по инициативе властей, приведя пример Москвы, когда система qr-кодов была введена по просьбе бизнеса, которому это позволяет минимизировать потери по сравнению с локдауном. Таким образом, в Москве, применяя международный опыт, стало возможно избежать второго тотального локдауна, повысить уровень вакцинации, снизить темпы заражения и спасти экономику города.

Комментируя законопроекты об использовании qr-кодов в общественных местах и на некоторых видах транспорта, Александр Асафов заметил, что «ограничительная мера не направлена на ущемление чьих-либо прав, она позволяет не вводить жесткие ограничительные меры, связанные с локдауном, закрытием целых отраслей экономики. Мера ограничивает те обстоятельства, которые приводят к снижению уровня жизни напрямую».

Екатерина Соколова, модератор дискуссии, подтвердила слова выступающего, сказав, что в публичном пространстве нет разговора об альтернативах, например, о локдауне. «Поэтому qr-код – это большая степень свободы и возвращение к нормальной жизни без страха», - сказала она. В международной практике само наименование «qr-код» существует только в законодательной области. Использование таких названий, как «SafePass» (Кипр), «Health Code» (Китай), «Freedom ID» (Литва) априори закладывают в данную меру понятия свободы, безопасности, здоровья и самосохранения.

Дарья Кислицина, руководитель департамента региональных программ Экспертного института социальных исследований предоставила данные по мониторингу коронавирусных мер и методов введения qr-кодов в регионах. Спикером был представлен разнообразный российский опыт, собранный из 77 регионов. Наиболее распространенными сферами для реализации и внедрения qr-кодов были названы: общепит, места и организации культуры, театры, филармонии, музеи, спортивные организации, сфера досуга и услуг. Чуть реже они используются в сфере туризма, торговли и транспорта.

По словам Дарьи, поле региональных различий имеет свои особенности. Как правило, во главе угла стоит здравый смысл. Например, для того, чтобы разгрузить систему и места массового скопления людей, а также чтобы подготовить инфраструктуру к возможности безопасного и бесконтактного взаимодействия, в зависимости от потока людей – могут применяться или не применяться qr-коды (Ивановская область). Эксперт также добавила, что во многих регионах эффективен светофорный принцип, где ограничения вводятся в зависимости от ситуации в каждом муниципалитете или районе. Региональное разнообразие дает возможность посмотреть на те механики и инструменты, которые заработают.

«Эта сфера хоть и экспериментальная, но показывает свою эффективность, она работает и работает достаточно успешно. Во-вторых, ключевая история с точки зрения странового регулирования – это национальная рамка, которая должна сформулировать общие принципы и подходы к использованию этой системы в виде закона. В-третьих, с точки зрения позиций регионов мы видим этапность, вариабельность и возможность предложить лучшие решения, которые могут использоваться на страновом уровне», - заключила она.

В своем выступлении директор Института новейших государств, Алексей Мартынов, остановился на израильском опыте вакцинации и годичном опыте жизни «при зеленых паспортах». Эксперт обратил внимание на то, что принятые меры Израилем позволили достигнуть большой степени свободы и безопасности граждан, которые привыкли к использованию этих кодов. «Их система работает. Порядка 70% взрослого населения привито, 60% уже ревакцинировано. Люди привыкли и не удивляются этому. Более того, они достигли коллективного иммунитета, и поэтому открывают полностью страну для туристов», - рассказал он.

По мнению эксперта, введение возможности использования qr-кодов никак не противоречит правам и свободам граждан, наоборот, такая мера подчеркивает готовность государства брать на себя ответственность за благополучие и здоровье своих граждан. В этой связи, это во многом предмет искусственно подогреваемой дискуссии, и в законодательстве стоило бы предусмотреть отдельные меры или санкции в отношении тех лиц, которые открыто не просто выражают свою противную точку зрения, но и приравнивают такие меры к «нацистским» и тому подобным.

В заключение руководитель Экспертного совета Экспертного института социальных исследований, Глеб Кузнецов, пояснил, что сам по себе qr-код - это не медицинская мера, он не отвечает напрямую на медицинский вызов. Это способ контроля эпидемических показателей для государства и обретение уверенности для человека, обладающего этим кодом, что вокруг него, люди тоже обладают этим кодом. «Также это мера побуждения к вакцинации, как к средству облегчить себе жизнь при понимании, что вакцинация является добровольной, а значит теоретически жить в обществе будет можно и без qr-кода, жить с меньшим комфортом, но можно. И вот облегчить жизнь, сделать прозрачными меры и их снятие, дать понять, как и почему происходит то или иное изменение регулирования во время пандемии – в этом основная задача правительства и при разработке законопроекта, и принятых объяснений о его важности и необходимости. Так к этому, на мой взгляд, и надо относиться. Я считаю необходимым подчеркивать, как на словах, так и на деле личную заинтересованность гражданина в получении qr-кода, то есть нужно объяснять людям почему им это значимо, выгодно, удобно и хорошо», - сказал он.

Спикер также добавил, что в условиях, когда уже имеется широкий международный опыт введения и применения этих мер, России необходимо интегрировать в свою практику наиболее эффективные инструменты. В этом смысле пусть России – четкое национальное регулирование общей рамки, использование «светофорных» принципов во имя достижения общественной стабильности и безопасности.


Авторы — Экспертный институт социальных исследований